Экспертное мнение

Старость, которая знает и может

Сергей Щербов, заместитель директора программы «Население мира» Международного института прикладного системного анализа (Австрия), директор «Международной лаборатории демографического и человеческого капитала» РАНХиГС

В последние десятилетия только ленивый не говорит о старении населения Земли. ООН прогнозирует, что к 2050 году каждый четвертый житель планеты будет старше 60 лет. Из этой информации делается вывод: человечество стареет.

Так ли это на самом деле?

Для того, чтобы говорить о старении, нужно понять, что такое старость, и когда она наступает. С этим, на мой взгляд, у нас сегодня серьезные проблемы. Согласно современным представлениям, освещенным как в научной литераруре, так и в средствах массовой информации, старший возраст начинается с 65 лет. ООН считает пожилыми людей старше 60 лет. При этом критерием старости выступает хронологический возраст – то есть количество лет, прожитых человеком.

Но если мысленно поставить рядом 65-летнюю женщину из Японии и ее ровесницу из Буркина-Фасо – мы увидим двух совершенно разных людей.

В XXI веке, говоря о старении, мы не можем пользоваться исключительно календарным возрастом человека. На старение влияют и индивидуальные особенности организма, и территория проживания, и социальный статус, и ряд других параметров.

Например, в современной Европе, особенно в Западной, 60 лет – это не пожилой, а вполне себе средний возраст. Потому что в Западной Европе 90% людей не просто доживают до 60 лет, но еще и сохраняют социальную активность. Хотя, скажем, 150-200 лет назад до шестидесятилетия доживало лишь 20-25% людей, и многие из них к этому возрасту становились немощными стариками.

Представления о возрасте меняются постоянно. Еще в 1953 году самым «пожилым» покорителем Эвереста был 39-летний непальский шерпа Тенцинг Норгей, а в 2013 году на Эверест поднялся 80-летний японец. Соответственно, сегодня мы имеем право считать, что взойти на Эверест теоретически способны многие люди младше 81 года. Возможно, восхождение на Эверест по плечу и более пожилому человеку, но мы пока этого не знаем.

Таким образом, календарный возраст человека – это цифра, которая лишь указывает на количество прожитых лет, и не более того. Но как же определить реальную границу между средним и старшим возрастом?

Совместно с моим американским коллегой Уорреном Сандерсоном мы ввели в научный оборот понятие «перспективный возраст» – этот возраст рассчитывается на основании традиционного хронологического возраста, но учитывает изменения ожидаемой продолжительности жизни

Для того чтобы понять, что такое перспективный возраст, рассмотрим несколько цифр. В 1900 году 40-летние женщины в Великобритании имели ожидаемую продолжительность жизни 27,4 года, а мужчины - 25 лет. В 2002 году ожидаемую продолжительность жизни 27,4 лет имеют женщины в возрасте 55,3 лет и мужчины в возрасте 54,1 лет. Таким образом, сорокалетние женщины в 1900 и женщины 55,3 лет в 2002 году имеют одинаковую ожидаемую продолжительность жизни. И мы говорим, что 55,3-летние женщины в 2002 году имеют перспективный возраст 40 лет, если в качестве стандатрного мы выбираем режим дожития женщин в 1900 году.   Или наоборот, мы говорим, что сорокалетние женщины в 1900 году имеют перспективный возраст 55.3 года, если в качестве стандартного мы выбираем режим дожития женщин в 2002 году.

Почему так важно смотреть именно на то, сколько человек еще проживет? В первую очередь, потому что мы принимаем решения и строим свою жизнь в зависимости от того, сколько лет еще в среднем мы ожидаем прожить.

Например, 100 лет назад было немыслимо представить, чтобы в 50 лет человек поступал в университет, а сегодня это широко распространенное явление. Я преподавал в Голландии, у меня были студенты 50-55 лет. Современные люди защищают диссертации в 60 лет, покупают дома в 70 лет. Люди ожидают, что проживут еще какое-то время и, исходя из этого предположения, строят свою жизнь.

Во-вторых, подход на основе «перспективного возраста» позволяет нам по-новому взглянуть на мировые демографические процессы, что важно для адекватного реагирования.

Традиционно для оценки старения используется медианный возраст, который делит население на две части - 50% населения старше этого возраста и 50% младше. Если брать за основу прогноза старения только этот показатель, то действительно получится, что наша планета стареет, так как медианный возраст увеличивается. К 2050 году медианный возраст в некоторых странах превысит 50 лет (например Япония, Южная Корея, Италия, Испания и др), то есть половина населения этих стран будет старше 50 лет. Однако, если мы будем рассчитывать медианный возраст с учетом увеличения продолжительности жизни, как было сделано выше, то картина старения будет выглядеть совершенно иначе. Может оказаться, и действительно оказывается, что большинство развитых стран мира с высокой продолжительностью жизни “молодели” на протяжении последних 100-150 лет.

Сегодня для оценки динамики старения населения Земли демографы подсчитывают долю людей в возрасте 65 лет и старше. Но будут ли люди в 65 лет в 2050 году эквивалентны 65-летним сегодня или 100 лет назад? Номинально – да, но с качественной точки зрения – нет, поскольку увеличивается и ожидаемая продолжительность жизни, люди становятся физически крепче, улучшается уровень здоровья. На наш взгляд, использовать только хронологический возраст для оценки старения населения без учета изменяющихся характеристик людей - это не самый правильный подход.

Помимо медианного возраста, общепринятым показателем, с помощью которого сегодня оценивают процесс старение населения – доля людей старше 65 лет. Но, по нашему мнению, более правильно отсчитывать количество пожилых людей не от какого-то фиксированного возраста, а от возраста, с некоторой фиксированной ожидаемой продолжительностью жизни: например, 15 лет и менее. Цифра 15 лет – условная, но возьмем ее за основу. Во многих европейских странах в 1970-х ожидаемая продолжительность жизни в возрасте 65 лет как раз и была 15 лет. Давайте так и будем считать, что порог старости - это возраст, в котором ожидаемая продолжительность предстоящей жизни 15 и менее лет.

Если проследить, долю населения с ожидаемой продолжительностью жизни 15 лет и менее с 1900 года, до 2050 года, то мы получим стабильные значения в районе 10%. Получается, что никакого старения населения нет, а просто увеличивается срок жизни человека как биологического вида. Более того, учитывая прочие переменные, получится, что человечество даже немного молодеет.

С практической точки зрения важно изучать не только ожидаемую продолжительность жизни, но и ожидаемую продолжительность здоровой жизни. Она, согласно данным многочисленных исследований, тоже растет. Есть такое понятие "демографическая нагрузка пожилым населением". Сегодня общество считает "нагрузкой" любого, кто достиг 65 лет. Поэтому мы специально решили рассчитать долю тех, кому в силу возраста или болезни действительно нужна помощь извне. Ведь можно и в 80 лет быть совершенно независимым, а можно и в 45 остро нуждаться в уходе. И что показала математическая модель, разработанная на основе обследований? В большинстве европейских стран пропорция между теми, кто не может себя обслуживать (и, стало быть, на чье содержание идет больше всего средств), и теми, кто сам в состоянии оказать помощь, практически не растет. Это еще раз подтверждает: старение населения Земли - тема излишне раздутая.

В России много говорят об экономических угрозах, обусловленных старением населения. Как известно, старение населения в значительной степени вызвано и снижением рождаемости. Но давайте посмотрим, что происходит в мире. Например, одна из самых низких рождаемостей сегодня в Южной Корее - около 1 ребенка на женщину, в Шанхае - и того меньше, 0,8. Я встречался с местными демографами: они не видят в этом катастрофы, гораздо больше их волнует, какие меры нужны, чтобы улучшить здоровье населения, увеличить вклад в так называемый человеческий капитал.

Если в стране меньше людей, но они дольше живут, дольше и более производительно работают, то это и есть "демографическая" компенсация. Мне нравится система в Японии: у них очень низкая рождаемость, практически нет мигрантов, страна стремительно стареет, но там все люди задействованы по максимуму. Бывшие руководители разных уровней, специалисты, часто, выйдя на пенсию, продолжают трудиться на нетяжелых работах - в библиотеках, по обеспечению порядка и т.д.

А знаете, где социологи всегда регистрируют самый высокий "индекс счастья"? В Дании. Я бы объяснил этот феномен тем, что у датчан наиболее высокий в Евросоюзе коэффициент занятости, причем во всех возрастах, даже самых старших. Ведь счастье напрямую зависит от ощущения собственной нужности, полезности. Это та старость, которая и знает, и может.

В России с ожидаемой продолжительностью жизни дела обстоят гораздо хуже, чем в развитых странах и в мире в целом, особенно среди мужчин. Если рассчитать границу старости описанным выше образом, то она у российских мужчин будет в районе 62 лет, у женщин в районе 69 лет. Это намного меньше, чем в большинстве развитых стран с высокой ожидаемой продолжительностью жизни. Тем не менее, и в России наметилась уверенная тенденция роста продолжительности жизни. Поскольку процесс идет достаточно медленно, к нему можно подготовиться, изменяя структуру экономики, пенсионный возраст, развивая геронтологию, переобучая пожилых на новые специальности. Главное, понять, что это выгодно всем: и нынешним молодым людям, и бизнесу, и, в первую очередь – государству!

29.06.2018